agasfer1326 (agasfer1326) wrote,
agasfer1326
agasfer1326

Categories:

ЮЛИЙ МАРГОЛИН: "ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ЗЭ-КА".

ПОЧЕМУ НЕ СТАЛА ИЗВЕСТНОЙ ПЕРВАЯ КНИГА О ГУЛАГЕ НАПИСАННАЯ ЗА 15 ЛЕТ ДО "ОДИН ДЕНЬ ИВАНА ДЕНИСОВИЧА" СОЛЖЕНИЦЫНА?

(из книги Алика Гомельского "История. Поиск истины")


Хочу уточнить, эта книга написана задолго до книг Солженицына, когда сам "Сим Симыч Карнавалов" ещё сидел в заключении, а ГУЛАГ продолжал работать на полную мощность. Ю.Марголин написал книгу в Израиле, но опубликовать её там не смог, так как правившие в стране левые сионисты-социалисты стремились к «хорошим отношениям» с СССР, невзирая на то, что Сталин уже затеял кампанию «борьбы с космополитизмом» направленную на еврейское население СССР. И несмотря на то, что всем было ясно: в этой книге ничего не выдумано, каждое слово – правда!

В Европе, книгу, тоже не удалось издать: европейские интеллектуалы «боролись за мир и дружбу», а книгоиздатели не хотели «нежелательных эксцессов». В конце концов книга вышла в свет в Нью-Йорке в 1952 году, но… её как бы не заметили, благо она была напечатана в оригинале, по-русски.
Потом началась хрущёвская "оттепель", появились книги Солженицына, начались один за другим литературные скандалы, процессы и кампании, и первая книга о ГУЛАГе была прочно и надолго забыта...
Тем кто знает о Марголине или читал его книгу возможно будет неинтересен повтор, но тем не менее...

Иногда ошибочно его называют Юрием, но он всё такий Юлий (или Юлиус). В судьбе этого человека было много необычного...
Юлий Борисович Марголин родился 14 октября 1900 года в семье врача, детство и юношеские годы провел в Екатеринославе и Пинске, высшее образование получил в Берлине, где изучал философию и филологию, получив диплом доктора философии.

По окончании образования Ю.Марголин вернулся в Польшу, жил в Лодзи, выпустил несколько книг на польском, русском и еврейском языках, в 1936 году эмигрировал в Палестину.
В апреле 1939 года, Маголин, все еще польский гражданин, приехал в Польшу, чтобы уладить некоторые личные дела, и в сентябре того же года он должен был пуститься в обратный путь.

Но в ночь на 1-е сентября Германия напала на Польшу и Марголин очутился в мышеловке, из которой он сумел выбраться лишь через семь лет.
Война застала его в Лодзи, откуда сложными путями он добрался до Пинска, где прожил в обстановке советской оккупации до лета следующего года. В июне 1940 года Ю.Марголин был арестован во время массовых арестов беженцев из Западной Польши, произведенных тогда во всей советской оккупационной зоне.
Через шесть недель он был отправлен эшелоном на север, в район Беломоро-Балтийского канала. Здесь же он вскоре получил "приговор" о заключении в "исправительно-трудовой лагерь" сроком на пять лет за пребывание на советской территории (в Пинске!) без советского паспорта (!!!!).

Когда, после вступления Советского Союза в войну, советское правительство объявило амнистию польским гражданам, Марголин, был исключен из амнистии и отбыл полностью свой пятилетний срок - до 21 июня 1945 года. Но и после этого ему не было разрешено ни вернуться в Польшу, ни выехать в Палестину.
Год он прожил в Алтайском крае, после этого, в порядке репатриации поляков, вернулся в Лодзь. В середине сентября 1946 года на теплоходе «Гелиополис» отбыл из Марселя в Хайфу и прибыл в Палестину в конце сентября - начале октября 1946 года.
В период с 15 декабря 1946 года и по 25 октября 1947 года Ю.Марголин пишет автобиографическую книгу «Путешествие в страну Зе-Ка», описав свое пребывание в ГУЛАГе.

В феврале 1950 года Юлий Марголин выступает в ООН на сессии Экономического и Социального Совета с личными свидетельствами о советских лагерях в системе ГУЛАГ.
Показания Марголина произвели тогда большое впечатление, о чём косвенно свидетельствовало поведение советского делегата С.Царапкина, сидевшего с бесстрастным выражением лица в течение двухнедельных слушаний, но показания Марголина, Царапкин, пытался прервать, стуча кулаком по столу и крича: «Это грязная клевета!»
В 1951 году Юлий Марголин участвовал в Индийском Конгрессе Деятелей Культуры в Бомбее и добился принятия резолюции протеста против системы концлагерей вообще и включая ГУЛАГ в СССР.
Помимо значительной исторической ценности меня в книге Ю.Марголина заинтересовали отношения зека-вертухаи, среди евреев, что особенно интересно на фоне нынешних обвинений антисемитов, в адрес евреев о том, что они устроили в революцию, Голодомор и ГУЛАГ...

Книга Юлия Марголина интересна ещё и тем, что написана она польским евреем, который на личном опыте смог сравнить разные виды антисемитизма:
"...Впечатления польского антисемитизма изгладились в нас, когда мы встретились с гораздо более массивным и стихийным русским антисемитизмом. Он был для нас неожиданностью. Мы нашли в лагере открытую и массовую вражду к евреям. 25 лет советского режима ничего не изменили в этом отношении. Неизменно в каждой бригаде, каждом бараке, каждой колонне оказывались люди, которые ненавидели меня только за то, что я был еврей. Их было довольно, чтобы отравить атмосферу в каждом месте, где мы жили. Несмотря на то, что они ничего не знали о Гитлере, они создавали временами вокруг нас гитлеровскую атмосферу, когда обращались, не называя имен: -- "Эй ты, жид!" -- "У кого лопата?" -- "У жида". --
Это были люди из города и колхоза, воспитанные уже в советское время, и их отношение имело все черты естественного и общего явления. Тогда же я познакомился с тем словцом, которое в Сов. Союзе часто заменяет кличку "жид": -- "абрам", с гортанным "р": "аб'гам". На воле те же люди были осторожнее; в лагере они не стеснялись. Раз установленный факт нашего еврейства сразу обращался против нас, в бытовых отношениях или на работе. В ежедневной дискриминации, в маленьких придирках, ядовитых замечаниях и в тысяче способов отравить жизнь. Если потух костер, и надо взять огня у соседа, он не дает головешки, потому что ты еврей, и огонь у тебя именно потому и не горит, что ты рассчитываешь на его костер, а свой запустил. Если ты не выполняешь нормы, то это потому, что евреи работать не хотят. Если еврей принят в контору, то конторские придурки постараются его выжить...".


Очень важно также следующее замечание автора, которое опровергает распространяемый про-российскими и про-советскими евреями миф о СССР - спасителе европейского еврейства:
«...По мере успехов Гитлера антисемитизм нарастал в лагере. Здесь можно было наблюдать, как эта сторона немецкого расизма подкупала сердца и притягивала симпатии, как она создавала психологические предпосылки для политического сближения. В то время редкие советские газеты, попадавшие в лагерь, были полны немецкой рекламы. Никогда впоследствии речи Черчиля так не приводили в советской прессе, как речи Гитлера до великого перелома: печатали их на полстраницы. Все стрелы иронии и критики направлялись на хищный англо-американский империализм. Эта циничная кампания проводилась со всей последовательностью. Когда в начале 41 года началось вторжение Италии в Грецию, то на 48-ом квадрате политрук объяснял снисходительно, что виновата... Греция, а Италия только защищает греческое побережье от его захвата англичанами. Таким путем защищалась косвенно и политика Сов. Союза в Финляндии. Лагерная же шпана из этого делала свои выводы: Гитлер прав, и жидов следует бить..."


Очень важно наблюдение очевидца за жертвами осовечивания стран Балтии. И сравнение двух лагерных систем, то, что образно мы называем "победой Колымы над Бухенвальдом":
"..На третий день мы уходили из Подпорожья. Вдоль дороги стояли цепи охраны, чтобы никто не сбежал из рядов. Мимо нас шли прибывающие транспорты заключенных. Это была однообразная картина, все как один. Но вдруг на дороге началось оживление. Все стали показывать пальцами в одну сторону. В амбары, откуда мы вышли, вгоняли новый транспорт, и это было, действительно, фантастическое зрелище.
Это была партия литовцев -- прямо из Ковны: в последние дни пред немецким нашествием угнали оттуда десятки тысяч политических арестантов, всю литовскую "элиту" -- буржуазию, интеллигенцию, чиновников и просто "подозрительных". С первого взгляда было видно, что это "новенькие" -- люди не имеющие понятия, куда и зачем их везут. Они еще имели все достойный и перепуганный вид -- эта процессия с того света. Шли патриции и сенаторы, раввины в меховых шапках, адвокаты и банкиры, величественные пузачи, евреи и не-евреи, в неописуемых пальто, шубах, шляпах, а за ними несли и везли смехотворные сундуки, щегольские кожаные чемоданы, как будто они выехали на курорт в Ривьеру. Их появление сопровождалось сенсацией -- охрана и урки, толпы зэ-ка смотрели на них и передавали из уст в уста: "Литовцы приехали! несметные богачи! еще таких не было! вон тот, с бородой, министр!" -- Мы смотрели на холеные бороды, на золотые пенснэ, на гору багажа, и представляли себе, что со всем этим будет завтра, когда их погонят в этап, пешком, за сотни километров. Какую надо было иметь детскую наивность, чтобы в таком виде явиться в Подпорожье!..
Позднее дошла до нас весть, что только немногие из этих людей выдержали лагерь. Голландские и бельгийские евреи, которых везли в газовые камеры Аушвица пассажирскими поездами, вероятно, выглядели так же, как эти литовцы. В Аушвице кончалась их мука в первый же день приезда. Этих ждали годы в лагере. Чья смерть была легче -- кто знает?... "


Оценка событий от Юлия Марголина беспощадна в своей правдивости и честности, и потому я выделяю их в нижеприведенной цитате:
"..Под стенами летописного града Каргополя отобрали из наших рядов всех больных и неспособных продолжать работу, и здесь я расстался с одним из братьев Куниных, с которыми сидел вместе с первого дня в пинской тюрьме. Старшего Кунина положили в Каргопольский лагерный госпиталь, где он и закончил свою жизнь. Младший, от которого я унаследовал синий суконный армяк, умер, уже по освобождении из лагеря где-то в Центральной Азии. Так в общий итог шести миллионов еврейских жертв войны входят жертвы немецких и советских лагерей...".


Хочу напомнить, что книга написана в 1947 году и поэтому следующая цитата становится пророческой и невероятно актуальной для еврейско-украинских отношений:
"..Сколько тонкости было в этом человеке, сколько музыкальности в его ухе, которое реагировало не только на гекзаметры Гомера, но и на каждую утонченность современной поэзии. Николай все понимал, и он первый научил меня уважать украинскую культуру, которая вырастила таких людей. Его культ украинского слова передался мне. Я услышал от него в первый раз имена Максима Рыльского, Павла Тычины и др., и живой плотью облеклись для меня имена Франко или Марко Вовчок... У еврейского и украинского народа имеется свой старый и недобрый счет. Трудно представить себе, что может заставить еврея в широком мире интересоваться украинской культурой, или наоборот. И однако, в советском лагере были братьями еврей и украинец, и я понял, что можно сочувствовать этому народу, самому музыкальному... среди славянских народов. Украинская народная песня одна из самых богатых на свете, и по численности украинцы не уступают французам, но Шопен не родился среди украинцев, и никогда этот народ не был политически свободным. Придет еще время, когда украинцы и евреи встретятся на мировой арене, не в концлагере и не в условиях погрома или бесчеловечного полицейского угнетения, а как свободные народы…".


В заключении хотел бы поделиться своими впечатлениями от обсуждения личности самого Юлия Марголина и его книги в социальных сетях. Естественно речь идёт об апологетствующих неофитах "секты товарища С.С.Карнавалова", имею ввиду конечно российских поклонников "глыбосоздателя" А.Солженицына. В ответ на то, что, книга Юлия Марголина появилась намного раньше "Архипелага" Солженицына и написана она академическим философом и филологом, что объясняет её более глубокое содержание и смысл, я увидел обычный исконный российский антисемитизм, как и было описано Ю.Марголиным.


ЛИТЕРАТУРА:

Юлий Марголин. «Путешествие в страну Зе-Ка»»







Subscribe

  • FOR JEWISH-UKRAINIAN LECTURE - Oct 17, 2021

    Герберт Ромерштейн, директор Управления по противодействию советской дезинформации в Информационном агентстве США (USIA, United States Information…

  • ГЛАВНЫЙ УРОК ИСТОРИИ

    (по материалам книг Алика Гомельского «Еврейско-Украинские отношения. ХХ век» и «История. Неудобная правда») Недавно увидел на сайте CBC статью:…

  • The Main Lesson of History

    (based on materials from Alik Gomelsky's books, Jewish–Ukrainian Relations in the Twentieth Century and istory. Inconvenient truth)

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment