Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

ИСТОРИЯ: НЕВЫУЧЕННЫЕ УРОКИ



СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ
1. Советско-финские войны. Разоблачение мифов
2. Карл Густав Маннергейм, Рыцарь духа
3. Еврейские воины в рядах армии Финляндии
4. В дополнение к речи Сталина 19.08.1939
5. Ещё раз по поводу Дня Победы
6. Победобесие как форма массового психоза
7. Симон Петлюра. Жизнь и смерть
8. Шептицкие. Украинско-еврейские отношения
9. Дивизия «Галичина». В поисках истины
10. ОУН, УПА и украинско-еврейские отношения
11. Львовский погром. Поиски правды
12. «Протоколы украинских мудрецов»
13. Варшавское гетто. Сопротивление
14. 22 июля 1942 — «Grossaktion Warschau»
15. Польско-еврейские отношения 1939-1944
16. «Жегота». Ирена Сендлер и другие праведники
17. Витольд Пилецкий
18. Анализ польско-украинских отношений
19. Харьковская Катынь
20. Гражданская война в Испании (1936-1939)
21. Золото Испании или Moscow Gold
22. О встрече Ф.Франко и А.Гитлера — осень 1940
23. Франсиско Франко — герой не нашего времени
24. Вильгельм Франц Канарис. Судьба офицера
25. Гибель адмирала Канариса
26. Невероятный Уинстон Черчилль
27. Взгляд на события 11 сентября 2001 года
28. Нобелевские лауреаты
29. Сравнительная Хронология
30. Храм царя Соломона, рыцари, масоны. Власть света над тьмой


ПРЕДИСЛОВИЕ
Сегодня социальные сети являются мощнейшим средством распространения информации в обществе — причем как правдивой, так и ложной (в том числе заблуждений, штампов и намеренной дезинформации). Данная книга — во многом результат моих интернетных публикаций в поисках истины среди океанов лжи.
Я родился и вырос в стране, которой, слава богу, уже не существует — Советском Союзе. Вспоминаю, как с раннего детства, уже начиная с детского сада, в головы советских детей вкладывали идеологические опилки. Нас уверяли, что наша страна — самая миролюбивая, «где так вольно дышит человек», что только в нашей стране построено общество свободы, равенства и братства, но «буржуи завидуют нам и хотят нас захватить», поэтому уже со школы мы обязаны быть готовыми защитить нашу страну от агрессии, для улучшения подготовки мы должны принимать участие в детской военно-патриотической игре «Зарница», а чуть повзрослев, в старших классах школы, и мальчики, и девочки просто обязаны изучить устройство автомата Калашникова, уметь разобрать и собрать его за 45 секунд, и лучше с закрытыми глазами. Марширование, ходьба строем под знаменем отряда, дружины и т. д. начинались уже с 1-го класса. Но окончив школу и окунувшись во взрослую жизнь, мы понимали, что свобода, равенство и братство в нашей стране были лишь в речах назначенных ораторов и на страницах разрешённых газет, а вся информация, доступная нам, строжайше проверяется и просеивается сквозь сито коммунистической идеологии. Коммунисты понимали, что если даже маленькая доля правды об их преступлениях прорвётся к людям, страна рухнет, а значит, их безраздельной власти над народом наступит конец. Потому все несогласные с политикой коммунистов безжалостно уничтожались, изгонялись, затыкались. Это была одна из самых страшных систем в истории человечества. Правда о ней непременно должна найти путь к умам и чувствам людей. Это необходимо сделать ради памяти оболганных мёртвых, сердец ныне живущих и знаний будущих поколений; чтобы человечество осознало ошибки и никогда не повторило их вновь.

Пока мы не выгребем скелеты из своих шкафов, мы не сможем очиститься от грязи прошлого. Сейчас настал уникальный момент, чтобы найти истину и объединить наши усилия в борьбе со злом. Злом, которое, сменив вывеску, опять поднимает голову и уже начинает собирать свой кровавый урожай на улицах и площадях, в полях и в горах, на море и в небе... Самое главное — не бояться. Страх парализует и уничтожает наши души, не давая нам жить.
Как писал 700 лет назад великий Данте:
«…Нельзя, чтоб страх повелевал уму;
Иначе мы отходим от свершений,
Как зверь, когда мерещится ему...».


Если вы читаете эти строки, то уже поддерживаете меня в стремлении к истине. Вместе — мы сила, наша сила в знании правды,
«…и нитка, втрое скрученная, не скоро порвётся…».
Искренне благодарю вас за поддержку.


Хочу выразить особую благодарность:

Виктории Тарановой — жене, подруге, вдохновителю и критику;
Веронике Тарановой — за оформление книги;
Владимиру Иваненко — за архивные поиски;
Юлии Давыдовой, Игорю Патлашенко, Сергею Корсунскому, Эндрю Андерсену, Виктору Мыслывцю, Сергею Молчанову, Юрию Перелю — за поддержку.


Алик Гомельский.

ПОЛЬСКО-ЕВРЕЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ 1939-1944

ПОЛЬСКО-ЕВРЕЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ 1939-1944


(из книги Алика Гомельского "История. Невыученные уроки")


Стереотипы... Это то, что мешает нам видеть реальность объективно. Варшавское гетто за 70+ лет привыкли воспринимать в едином ключе: все евреи — толпа забитых, запуганных, трусливых изгоев, все немцы — банда безжалостных садистов-убийц, все поляки — пособничающие с немцами националисты-антисемиты. Далее — евреи боялись и ненавидели как немцев, так и поляков, немцы — презирали и евреев и поляков, используя вторых для грязной работы по уничтожению первых, ну а поляки презирали евреев и ненавидели немцев... На самом деле, это только часть правды, и для того чтобы увидеть весь айсберг истины, надо просто попытаться поразмыслить над фактами.

Начну с 1939-го. Факты таковы: в Войске Польском в 1939-м существовал пост главного раввина (майор Барух Штайнберг был расстрелян в Катыни в числе тысяч пленных польских офицеров, всего среди расстрелянных НКВД поляков было по крайней мере 438 евреев — 231 в Катыни, 188 в Харькове и 19 в Медном). От 130 до 400 тысяч польских солдат и офицеров еврейского происхождения служили в польской армии (или были мобилизованы) к сентябрю 1939-го. Из них более 32 тысяч погибли во время Второй мировой, а около 61 тысячи было взято в плен германскими войсками).

Хочу сразу отметить, что святых народов в той войне не было. Среди евреев и поляков были как святые, так и подонки. Были поляки (т. н. шмальцовники), которые охотились за беглецами из гетто, сначала вымогая взятки, а потом сдавая их немцам за вознаграждение. Были и среди евреев агенты Гестапо, которые выдавали иногда целые польские семьи (приютившие несчастных евреев-беглецов) на смерть. Однако немало поляков, рискуя своей жизнью, вытаскивали из гетто обречённых. Перед началом восстания ZZW повесили плакаты «За нашу и вашу свободу», «Мы сражаемся за Польшу!» и «Поляки, помогите нам» так, чтобы их было видно с «арийской» стороны города. Скреплённые вместе красно-белые польские и бело-голубые еврейские флаги ZZW бесили немцев и заставляли их нести лишние потери лишь для того, чтобы сорвать эти куски тканей... Гестапо было поручено бросить все силы на разжигание антисемитских настроений в «арийской» части города, сосредоточив пропаганду на общественных местах. Имя Яна Карского, который тайно пробрался в гетто и, собрав данные, приехал в США, чтобы сообщить о положении евреев, широко известно. Но гораздо менее известен подвиг другого поляка — Витольда Пилецкого, который сумел пробраться, собрать свидетельства и бежать из Аушвица, передав данные на Запад. На основе донесений Пилецкого Польша составила доклад «Массовое уничтожение евреев в оккупированной Польше» и передала его Лиге Наций.

После подавления восстания в гетто некоторые из выживших евреев присоединились к Варшавскому восстанию 1944-го. Покойный Лех Качиньский, в бытность свою мэром Варшавы, принял самое активное участие в увековечивании памяти героев ZZW — в частности, именем Д.-М. Аппельбаума была названа площадь в столичном районе Воля и был установлен памятный камень в честь Аппельбаума и П. Френкеля, а самому Аппельбаум было посмертно присвоено звание майора Войска Польского. Слишком много параллелей между нынешним противостоянием в Украине и событиями в Польше 1939–1945, чтобы не заметить. Пусть преемник Качиньского, Анжей Дуда, ставший президентом Польши, продолжит борьбу. Помогая Украине сегодня, Польша вкладывает в своё собственное будущее...
Жизнь в Варшавском гетто и восстание меня в своё время просто шокировали... На территории гетто функционировало множество кабаре (в одном из них играл Владислав Шпильман, герой фильма Романа Поланского «Пианист»), где шампанское лилось рекой, поедались деликатесы, а на улице от голода умирали старики и дети! Стоит ли упоминать, что многие кабаре служили штаб-квартирой агентов Гестапо в гетто…
Общая численность защитников восставшего Варшавского гетто (включая женщин) составляла не более тысячи боевиков (по другим данным, около 2 тысяч). А 2,5 тысячи евреев в составе внутренней полиции (только в Варшавском гетто!) активно помогали нацистам уничтожать своих соплеменников. Говорит ли это о деградации еврейской нации в целом? Нет, это подчёркивает то, что избранность — это не национальность и не религия, а вера и состояние души.
Конечно, в противовес этому одна только фигура пана Доктора — всемирно известного Януша Корчака, врача, педагога, писателя, героя значит гораздо больше. Его приют для сирот гетто — это остров света в океане зла!
В августе (1942) начали отправлять в Треблинку тех, чьи родственники служили в Юденрате и полиции. За ними последовало большинство работников Юденрата. Здание Юденрата блокировали эсэсовцы и каратели, действовавшие, как обычно, вместе с еврейской полицией. Ну, а в заключение «акции» 21 сентября немцы окружили дома еврейской полиции на Островской и Волынской улицах и отправили в газовые камеры большую часть полицейских вместе с женами и детьми. В услугах этих людей они больше не нуждались. Не попавшие под «сокращение» полицейские во главе со своими начальниками Лейкиным и Шмерлингом изо всех сил помогали немцам и в этом деле, избивая своих вчерашних сослуживцев. Немцы откровенно издевались над их рвением.
И про поляков: роями вились вокруг стен гетто так называемые шмальцовники, по большей части молодые люди 15–20 лет. Они зорко подстерегали евреев, которым, обманув бдительность стражи, удавалось вырваться на «арийскую сторону». Заметив такого беглеца, шмальцовник крался вслед, чтобы в подходящий момент обобрать его под угрозой донести в полицию. Более опытный шмальцовник брал на заметку дом и квартиру, куда зашел еврей…
Разлакомившиеся охотники за «двуногой дичью» были не прочь и побраконьерствовать — пригрозить, например, одинокой и беззащитной женщине-польке, что сдадут ее в полицию как еврейку, если она не выложит им немедленно тысячу-другую злотых. Услужливые доносчики показывали пальцами на евреев, осмелившихся, несмотря на запрет, сесть в поезд. Хулиганы вламывались в дома, охотились на улицах за евреями, носившими по традиции бороды и пейсы, и приводили этих несчастных к немцам, которые под гиканье и хохот собравшегося сброда срезали евреям волосы ножом, часто вместе с кожей…
Но 6706-ти (на 1 января 2017 года) нееврееям Польши (наибольшее количество среди всех стран мира) было присвоено звание «Праведник Народов Мира» за то, что, рискуя своей жизнью и жизнями своих близких, они спасали евреев, скрывая их от нацистов.
Вот один из этих 6706-ти, знаковая персона польского сопротивления — майор Хенрик Иваньский (подпольная кличка «Быстрый»). Именно он куриривал ZZW и поддерживал связь с Аппельбаумом. Хенрика обвиняют во лжи касательно его степени участия в польском подполье и конкретно его помощи бойцам Варшавского гетто. Звучат обвинения в антисемитских выступлениях по польскому радио и телевидению, а также в том, что он был агентом спецслужб в социалистической Польше и, в частности, проводил слежку за «охотником на нацистов» Симоном Визенталем. Этот «ларчик» открывается достаточно просто. Надо только в хронологическом порядке проследить жизнь Хенрика в социалистической Польше в 50–70 годы прошлого века. Пока Польшу не захлестнула волна государственного антисемитизма и шпиономании, майор Иваньский не скрывал (более того, всячески подчёркивал) свою связь с повстанцами гетто и сам факт того, что он подчинялся правительству Польши в изгнании. За свою помощь евреям в 1964 году он и его жена Виктория были признаны «Яд Вашем» Праведниками Народов Мира. Помимо этого, учитывая тяжёлое состояние здоровья этой четы, «Джойнт» посчитал необходимым назначить им пенсию. Однако времена поменялись, и такие связи стали весьма опасными. Руководство социалистической Польши (для того чтобы перенаправить ненависть поляков к СССР) развернуло кампанию государственного антисемитизма, вынудив значительную часть проживавших в Польше евреев иммигрировать (включая режиссёра Романа Поланского). Именно поэтому Иваньскому пришлось оборвать все связи с Израилем, «забыть» о Лондонском правительстве и даже отказаться от далеко не лишней в его положении пенсии. Можно этому не верить, но признание брата Хенрика, Вацлава, и его супруги Марии Иваньских Праведниками Народов Мира в 1984 году заставляет по меньшей мере усомниться в справедливости критики семьи Иваньских…


Один факт из множества: в ночь с 23 на 24 марта 1944 года немецкая полиция расстреляла в деревне Маркова 16 человек — семью Юзефа и Виктории Ульма (родителей, их шестерых детей и нерожденного ребенка — Виктория Ульма была беременна) и восьмерых евреев, которых Юзеф и Виктория укрывали почти два года (семью Шалль из Ланьцута — отца и четырех его сыновей, а также Голду и Лайкэ Голдман с маленькой дочкой из д. Маркова).
В 1995 году Юзеф и Виктория посмертно были награждены медалью «Праведник Народов Мира» (запись 6788 в «Яд Вашем»).
Вот что написано на памятнике, установленном на месте гибели семьи в их деревне: «Спасая жизнь иных, принесли в жертву свои жизни. Юзеф Ульма, его жена Виктория и дети: Стася, Бася, Владю, Франек, Антек, Марыся, нерожденный, укрывая восьмерых старших братьев по вере, евреев из семей Шалл, Гольдман, погибли вместе в д. Маркова 24.III.1944 от рук немецких жандармов».
Зихроно ле враха (Память и слава) всем этим героям, известным и неизвестным.


ЛИТЕРАТУРА:
Александр Свищёв. «Мифы и действительность (Правда о восстании в Варшавском гетто)».
Кшиштоф Белявский. «Еврейские жертвы Катыни».


Памятник в деревне Маркова.


Хенрик Иваньский.


Ян Карски.




Главный раввин Войска Полького, майор Барух Штайнберг. Расстрелян в Катыни.

ТРАГЕДИЯ ВАРШАВСКОГО ГЕТТО

22.07.1942 — НАЧАЛO «GROSSAKTION WARSCHAU» — ДЕПОРТАЦИИ В КОНЦЛАГЕРЯ УЗНИКОВ ВАРШАВСКОГО ГЕТТО



(из книги Алика Гомельского "История. Невыученные уроки")


ПО СТЕЧЕНИЮ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ (жизнь порой делает такие кульбиты, что самая нелепая выдумка писателя выглядит истинной правдой!) 22 ИЮЛЯ ТАКЖЕ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ВЫДАЮЩЕГОСЯ ВРАЧА, ПЕДАГОГА, ПИСАТЕЛЯ, ДА И ПРОСТО ГЕРОЯ — Януша Корчака — УЗНИКА ЭТОГО САМОГО ГЕТТО. Во время оккупации только под прямой угрозой расстрела он снял свой мундир майора Войска Польского и надел цивильный костюм. У пана Доктора было множество возможностей бежать из гетто, но он не оставил «своих» детей из «Дома сирот» и пошёл с ними до конца — в газовую камеру Треблинки...

Януш Корчак (настоящее имя — Хенрик Гольдшмидт) родился в еврейской семье в Варшаве в 1878 году. Дед Корчака, врач Хирш Гольдшмидт, сотрудничал с газетой «ХаМаггид». С пятого класса гимназии Хенрик стал подрабатывать репетиторством. В 1898 году он поступил на медицинский факультет Варшавского университета и в этом же году для литературных работ взял себе псевдоним «Януш Корчак», а летом следующего года посетил Швейцарию, чтобы поближе познакомиться с педагогической деятельностью Песталоцци.
В качестве военврача участвовал в трех войнах: Русско-Японской (1904–1905), Первой мировой (1914–1918), Советско-Польской (1919–1920). Пану Доктору отказали из-за возраста, когда он хотел пойти добровольцем на Вторую мировую войну.

В 1911 году Я. Корчак основывает «Дом сирот» для еврейских детей в доме 92 на улице Крохмальной в Варшаве, которым руководил (с перерывом в 1914–1918 гг.) до конца жизни. После окончания Первой мировой работал врачом в приютах для украинских детей в Киеве, где написал книгу «Как любить ребёнка».

С приходом Гитлера к власти в Германии в Я. Корчаке пробудилось еврейское самосознание. Он стал польским несионистским представителем в Еврейском агентстве. В 1934 и 1936 годах он посетил подмандатную Палестину, где встретил многих бывших своих воспитанников. В 1937 г. он писал: «…Приблизительно в мае еду в Эрец. И именно на год в Иерусалим. Я должен изучить язык, а там — поеду, куда позовут… Самое трудное было решение. Я хочу уже сегодня сидеть в маленькой тёмной комнате с Библией, учебником, словарем иврита… Там самый последний не плюнет в лицо самому лучшему только за то, что он еврей…».

После оккупации Польши немцами в 1939 году Я. Корчак продолжал ходить по Варшаве в своем мундире офицера польской армии и говорил: «Что касается меня, то нет никакой немецкой оккупации. Я горд быть польским офицером и буду ходить, как хочу».

В 1940 году вместе с воспитанниками «Дома сирот» был перемещён в Варшавское гетто. В этот период Я. Корчак был арестован и несколько месяцев провёл в тюрьме. Был освобождён по ходатайству провокатора А. Ганцвайха (сын раввина, бывший глава организации «Хашомер Хацаир», провокатор и агент Гестапо), который таким образом хотел заработать авторитет в гетто.

Сам Я. Корчак был скептически настроен по отношению к коммунистическим идеям. Он сказал однажды: «Я уважаю эту идею, но это как чистая дождевая вода. Когда она проливается на землю, то загрязняется… При революциях, как и всегда, выигрывают ловкие и хитрые, тогда как наивные и легковерные остаются ни с чем, а революционные программы — это комбинация безумия, насилия и дерзости, связанной с неуважением к человеческому достоинству».

В гетто Я. Корчак отдавал все силы заботе о детях, героически добывая для них пищу, одежду и медикаменты. Воспитанники Я. Корчака изучали иврит и основы иудаизма. За несколько недель до праздника Песах в 1942 году Корчак провёл тайную церемонию на еврейском кладбище: держа Пятикнижие в руках, взял с детей клятву быть хорошими евреями и честными людьми.
«Большая акция» продолжалась с 22 июля до 21 сентября — точно от Девятого Ава до Йом Кипура. За это время было депортировано или убито от 250 до 400 тысяч евреев. В среду, 5 августа 1942-го, пришла очередь детского приюта Януша Корчака...
Когда на заполненном массой избиваемых людей умшлагплаце появились в полном порядке, по четыре в ряд (так распорядились немцы), двести умытых и аккуратно причесанных воспитанников детского дома, одетых в свою лучшую одежду (у каждого был синий ранец и любимая книжка или игрушка), Я. Корчак шагал впереди (он был в офицерских высоких сапогах, при ремне, без головного убора, держа за руку ребенка; за ним следовали жена, воспитатели, медицинские сестры), то немцы, дошедшие до неистовства, кричавшие, хлеставшие бичами и стрелявшие, опешили и остановились. Еврейская полиция невольно встала по стойке «смирно», немцы спрашивали, что происходит. В Юденрате тем временем поднялся переполох, звонили в разные немецкие инстанции, добиваясь освобождения пана Доктора. Немецкие власти не возражали: когда дело касалось тысяч и миллионов, убийство одного человека можно было и отложить. Но Корчак отказался воспользоваться этим «благодеянием» и предпочел разделить судьбу своих воспитанников.

Вы спросите, а как же восстание? Почему оно не началось летом 1942-го, чтобы предотвратить «Большую акцию»? …О планирующейся акции польское подполье сообщило ZZW в конце весны 1942-го: «...немцы планируют в конце июля массовую депортацию евреев. Это будет началом полной ликвидации гетто. Наши возможности не позволяют в такой короткий срок вывезти и укрыть значительное количество людей за пределами гетто. Принимайте любые меры, которые сочтёте необходимыми…».
Обладая сведениями такой важности, руководители ZZW Давид-Мордехай Аппельбаум и Павел Френкель встретились с председателем Юдерата Адамом Черняковым. Выслушав их сообщение о планах нацистов, потрясённый Черняков отказался поверить в этот ужас. С настойчивостью, достойной лучшего применения, он предпринял неоднократные попытки узнать у оккупационной администрации их планы относительно гетто. Немцы, раздосадованные утечкой информации, для того чтобы подавить панику, провели дезинформационную агитацию Чернякова. Пан председатель схватился за спасительную ложь, официально уведомив жителей гетто в июне 1942-го, что никакой депортации не ожидается. Такое поведение Чернякова возмутило Д.-М. Аппельбаума, и он созвал срочное совещание актива ZZW в конце июня 1942-го.
Пробравшиеся в гетто Хенрик и Вацлав Иваньские (оба потом станут Праведниками Народов Мира) подтвердили страшную новость и указали, что немцы планируют усыпить бдительность обитателей гетто, а затем резкой силовой акцией деморализовать евреев, для того чтобы легче произвести массовую депортацию в лагеря смерти.
Мнения присутствовавших разделились. Часть требовала немедленного вооружённого выступления, другие пытались их урезонить. Оказалось, что мнение Д.-М. Аппельбаума станет решающим. Как самый опытный и старший по званию среди присутствовавших (не считая Хенрика), он был готов сражаться, но… помимо бойцов ZZW, в гетто находились сотни тысяч людей, и Д.-М. Аппельбаум решил провести расширенное заседание, пригласив влиятельных членов Юденрата и раввинов. Он непременно хотел узнать мнение большинства…
На первой неделе июля 1942-го в доме Леона Урбаха (недалеко от угла Кармелитской) состоялось это совещание. С «арийской» стороны прибыли братья Иваньские и Владислав Зарски-Зайдлер; от Юденрата были председатель Черняков и его зам Лихтенбаум; от ZZW — Леон Родаль, Ханох Федербуш, Хенрик Лифшиц, Давид-Мордехай Аппельбаум, Хаим Лопата, Кальман Мендельсон, Йегуда Белоскора, Леон Вайншток; от общественности — адвокат Шульман, доктора: Лунарский, Голдфарб и Темерсон, двое раввинов и другие. С докладами выступили капитаны Аппельбаум и Иваньский.
К сожалению, присутствующие в большинстве своём не могли и не хотели верить жуткому сообщению. Они выдвигали (нередко придумывая на ходу) всевозможные возражения насчет невероятности (или лживости) новостей и сомнения в разумности вооружённого отпора. Они цитировали Библию и пытались в очередной раз спрятать «голову в песок», надеясь, что и в этот раз всё как-нибудь обойдётся...

Так и не добившись консенсуса и потеряв много времени, ZZW не был готов дать отпор нацистам вовремя. Так что к началу акции оружие осталось в хранилищах, а бойцы частично в бункерах, час-тично — на «арийской стороне», а часть, к прискорбию, попала в число депортированных или погибших в самом гетто в это жуткое время…



ЛИТЕРАТУРА:
Александр Свищёв. «Мифы и действительность (Правда о восстании в Варшавском гетто)».



Хенрик Гольдшмидт (Януш Корчак).


Памятник Я.Корчаку.


Поминальный камень.








Дети Варшавского гетто.







Адам Черняков — глава Юденрата.



Полиция Юденрата.


Депортация евреев.

ВАРШАВСКОЕ ГЕТТО. СОПРОТИВЛЕНИЕ. МИФЫ МЕШАЮЩИЕ ЗНАНИЯМ

ВАРШАВСКОЕ ГЕТТО. СОПРОТИВЛЕНИЕ. МИФЫ МЕШАЮЩИЕ ЗНАНИЯМ



(из книги Алика Гомельского "История. Невыученные уроки")



Три офицера разбитой, капитулировавшей, но не сломленной польской армии, трое из почти 130 тысяч евреев, воевавших во Второй мировой войне под польскими знамёнами — поручник Давид-Мордехай Аппельбаум, подпоручник Генрик Лившиц и военюрист Йегуда Белоскора. Четвёртым был Кальман Мендельсон. Тёзка сразу двух еврейских композиторов, строитель по специальности, он был мобилизован в армию уже после нападения Германии. Все четверо также были членами ЭЦЕЛя (Иргун Цваи Леуми), руководимого Менахемом Бегиным… В ноябре 1939 года они стали основателями подпольной боевой организации поляков еврейского происхождения «Еврейский воинский союз» — «Żydоwski Związek Wоjskоwy» (Jewish Military Uniоn) и частью польского подполья. С особой осторожностью, используя конспиративные методы, они приступили к вербовке первых членов своего союза. Спустя почти месяц 39 отважных евреев (и мужчин и женщин) присягнули на верность правительству Польши в изгнании, каждый получил пистолет «Вис» с тремя обоймами. 30 января 1940-го генерал Владислав Сикорский (премьер-министр правительства Польши в изгнании) получил в Лондоне секретное донесение, что «Еврейский воинский союз» стал составной частью польского Сопротивления, таким образом в Польской армии появился свой «Еврейский легион».
Ещё не было Варшавского гетто, ещё не уходили эшелоны с обречёнными в Аушвиц, «ещё не осыпался каперс желания и не порвался серебряный шнур», но эти 39 стали свободными от самого жуткого, парализующего всю человеческую сущность страха — страха смерти и небытия.
Сегодня в мире существуют два мифа о тех событиях. Первый — все польские (европейские) евреи были трусами и шли на бойню как стадо скота, второй — все поляки были антисемитами и добровольно помогали немцам уничтожать своих соотечественников еврейского происхождения. Ни первый, ни второй, естественно, не являются истиной. Да, действительно, многие евреи Варшавского гетто были настолько поражены (и заражены) страхом, что даже и не думали сопротивляться нацистам, но именно создание ZZW в ноябре 1939-го является доказательством того, что среди евреев было немало отважных и гордых людей. Собственно, так же, как и среди поляков нашлось множество благородных людей, помогавших евреям. Они скрывали беглецов из гетто от немцев и полицаев, обучали членов ZZW военному делу и даже жертвовали собственными жизнями для спасения евреев, обречённых на смерть. Всё дело в том, что, к примеру, бойцы Армии Крайовой помогали ZZW — своему подразделению на территории гетто, а левые активисты из «Еврейской боевой организации» — «Żydоwska Оrganizacja Bоjоwa» (Jewish Cоmbat Оrganizatiоn) были для них чужаками что по сути, что по политическим взглядам. ZZW была военной организацией, а ZОВ — политической. К слову, в ZОВ новичков принимали только по политическим мотивам, и воевали они под красным знаменем, в то время как для вступления в ZZW принадлежность к партии была не важна, и сражались они под красно-белыми (польскими) и бело-голубыми (еврейскими) знамёнами…
ZZW имела следующую структуру:
· Политический председатель – Давид Вдовинский
· Военный отдел – Давид Аппельбаум и Павел Френкель
· Отдел спасений (для транспортировки еврейских детей из гетто) – Кальман Мендельсон
· Отдел технологии и транспорта (создавший, помимо прочего, два туннеля под стенами гетто) – Ханох Федербуш
· Отдел связей (в основном с Армией Крайовой) – Давид Аппельбаум
· Медицинский отдел – доктор Иосиф Цельмайстер «Нимирский»
· Организационный отдел – Павел Френкель
· Отдел поставок – Леон Вайншток
· Отдел информации – Леон Родаль
· Юридический отдел – Давид Шульман
· Финансовый отдел – без директора
ZОB — группа Мордехая Анилевича, которая до сих пор официально считается ядром восстания, а её бойцы — главными героями — была сформирована лишь 28 июля 1942 года (!), т. е. через неделю после начала «Большой акции». 15 октября к ним присоединились члены «Бунда». Как за 8,5 месяцев могла быть создана, вооружена и обучена разношерстная группа людей, среди которых не было ни одного офицера Войска Польского (пусть даже не кадрового, а запаса)? Людей, умеющих обращаться с оружием, там тоже было мало. Сам Анилевич к моменту апрельского восстания был 23-летним юношей, не только никогда не служившим в армии, но даже никогда не проходившим военные сборы. Какую стратегию, какой тактический опыт мог этот юноша использовать в восстании? Энтузиазм и порыв — это хорошо, но выкрикивание лозунгов не помогает освоить устройство пистолета или обрести опыт обращения с гранатой…
Для сравнения можно сказать, что ZZW — группа Аппельбаума — к восстанию даже выпустила свою газету «Моритури те салютант, Иудеа!» (т.е. «Идущие на смерть приветствуют тебя, Иудея!»), а работа штаба полностью соответствовала армейским нормам: принимались рапорты от боевых групп, пересылались приказы в разные концы гетто. Кроме того, в штабе был первоклассный радиоприемник, позволявший получать последние известия со всего мира, тут же стояла пишущая машинка, большие комнаты были увешаны оружием, сумками с боеприпасами, немецкими мундирами…
А вооружение! У ZОB было около 50 пистолетов, да и те были ей переданы ZZW, у которого, помимо винтовок и пистолетов, было около 20 пулемётов, в том числе даже несколько тяжёлых... Что могли сделать 50 пистолетов ZОB против 3000 хорошо вооружённых по фронтовым нормам карателей с танками, бронемашинами, пушками, миномётами и пулемётами (позднее они получили также ранцевые огнемёты и баллоны с отравляющими газами)?!
На рассвете 19 апреля 1943 года передовой отряд в 850 человек вошёл в гетто. Впереди колонны — группа еврейских полицейских. За ними следовали мотоциклисты, затем легкие танки, бронеавтомобили и грузовики с эсэсовцами. Была здесь и автомашина с громкоговорителем, через который гитлеровцы призывали евреев добровольно выходить из укрытий. Колонну замыкали санитарные машины и полевая кухня. Сегодня историки сомневаются в самом существовании Д.-М.Аппельбаума как личности, мотивируя это тем, что они не могут найти документов, но, как известно, не обо всём можно найти документ, иногда требуется просто мыслить логически. Еврей — капитан польской армии имел все основания скрываться (гетто просто кишмя кишело агентами Гестапо) и в силу своего положения создать организованную оборону, которая сумела дать полноценный отпор.
Но почему, спросите вы, про Мордехая Анилевича и ZОB знают многие, а имя Давида-Мордехая Аппельбаума, как и ZZW, практически не известно? Ответ прост — история восстания в Варшавском гетто писалась под диктовку израильских социалистов, которым необходима была красивая легенда о социалистическом подполье в гетто, «ревизионисты» и подчинённые буржуазного правительства Польши в изгнании в качестве героев мешали победе над правой оппозицией. Укреплению легенды помогло то, что большая часть бойцов и практически всё руководство ZZW погибло, в то время как руководство ZOB сумело покинуть гетто фактически основным составом. Упрёк не в том, что руководители ZOB (Ицхак Цукерман, Марек Эдельман, Цвия Любеткин, Симха Ротем) выжили, слава Б-гу, что они выжили, а в том, что они способствовали стиранию памяти о ZZW и фальсификации истории. То есть выполняли задание партии...


ЛИТЕРАТУРА:
Александр Свищёв. «Мифы и действительность (Правда о восстании в Варшавском гетто)».
Waldemar Mоszkоwski. «Warsaw ghetto uprising».


Шеврон из гетто.





Еврейские девушки из Сопротивления.




Варшавский сквер в честь Давида-Мордехая Аппельбаума.



Мемориальный камень в память Павла Френкеля и Давида-Мордехая Аппельбаума.


Подавление восстания в гетто.




Горящее гетто.