Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

ИСТОРИЯ: НЕВЫУЧЕННЫЕ УРОКИ



СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ
1. Советско-финские войны. Разоблачение мифов
2. Карл Густав Маннергейм, Рыцарь духа
3. Еврейские воины в рядах армии Финляндии
4. В дополнение к речи Сталина 19.08.1939
5. Ещё раз по поводу Дня Победы
6. Победобесие как форма массового психоза
7. Симон Петлюра. Жизнь и смерть
8. Шептицкие. Украинско-еврейские отношения
9. Дивизия «Галичина». В поисках истины
10. ОУН, УПА и украинско-еврейские отношения
11. Львовский погром. Поиски правды
12. «Протоколы украинских мудрецов»
13. Варшавское гетто. Сопротивление
14. 22 июля 1942 — «Grossaktion Warschau»
15. Польско-еврейские отношения 1939-1944
16. «Жегота». Ирена Сендлер и другие праведники
17. Витольд Пилецкий
18. Анализ польско-украинских отношений
19. Харьковская Катынь
20. Гражданская война в Испании (1936-1939)
21. Золото Испании или Moscow Gold
22. О встрече Ф.Франко и А.Гитлера — осень 1940
23. Франсиско Франко — герой не нашего времени
24. Вильгельм Франц Канарис. Судьба офицера
25. Гибель адмирала Канариса
26. Невероятный Уинстон Черчилль
27. Взгляд на события 11 сентября 2001 года
28. Нобелевские лауреаты
29. Сравнительная Хронология
30. Храм царя Соломона, рыцари, масоны. Власть света над тьмой


ПРЕДИСЛОВИЕ
Сегодня социальные сети являются мощнейшим средством распространения информации в обществе — причем как правдивой, так и ложной (в том числе заблуждений, штампов и намеренной дезинформации). Данная книга — во многом результат моих интернетных публикаций в поисках истины среди океанов лжи.
Я родился и вырос в стране, которой, слава богу, уже не существует — Советском Союзе. Вспоминаю, как с раннего детства, уже начиная с детского сада, в головы советских детей вкладывали идеологические опилки. Нас уверяли, что наша страна — самая миролюбивая, «где так вольно дышит человек», что только в нашей стране построено общество свободы, равенства и братства, но «буржуи завидуют нам и хотят нас захватить», поэтому уже со школы мы обязаны быть готовыми защитить нашу страну от агрессии, для улучшения подготовки мы должны принимать участие в детской военно-патриотической игре «Зарница», а чуть повзрослев, в старших классах школы, и мальчики, и девочки просто обязаны изучить устройство автомата Калашникова, уметь разобрать и собрать его за 45 секунд, и лучше с закрытыми глазами. Марширование, ходьба строем под знаменем отряда, дружины и т. д. начинались уже с 1-го класса. Но окончив школу и окунувшись во взрослую жизнь, мы понимали, что свобода, равенство и братство в нашей стране были лишь в речах назначенных ораторов и на страницах разрешённых газет, а вся информация, доступная нам, строжайше проверяется и просеивается сквозь сито коммунистической идеологии. Коммунисты понимали, что если даже маленькая доля правды об их преступлениях прорвётся к людям, страна рухнет, а значит, их безраздельной власти над народом наступит конец. Потому все несогласные с политикой коммунистов безжалостно уничтожались, изгонялись, затыкались. Это была одна из самых страшных систем в истории человечества. Правда о ней непременно должна найти путь к умам и чувствам людей. Это необходимо сделать ради памяти оболганных мёртвых, сердец ныне живущих и знаний будущих поколений; чтобы человечество осознало ошибки и никогда не повторило их вновь.

Пока мы не выгребем скелеты из своих шкафов, мы не сможем очиститься от грязи прошлого. Сейчас настал уникальный момент, чтобы найти истину и объединить наши усилия в борьбе со злом. Злом, которое, сменив вывеску, опять поднимает голову и уже начинает собирать свой кровавый урожай на улицах и площадях, в полях и в горах, на море и в небе... Самое главное — не бояться. Страх парализует и уничтожает наши души, не давая нам жить.
Как писал 700 лет назад великий Данте:
«…Нельзя, чтоб страх повелевал уму;
Иначе мы отходим от свершений,
Как зверь, когда мерещится ему...».


Если вы читаете эти строки, то уже поддерживаете меня в стремлении к истине. Вместе — мы сила, наша сила в знании правды,
«…и нитка, втрое скрученная, не скоро порвётся…».
Искренне благодарю вас за поддержку.


Хочу выразить особую благодарность:

Виктории Тарановой — жене, подруге, вдохновителю и критику;
Веронике Тарановой — за оформление книги;
Владимиру Иваненко — за архивные поиски;
Юлии Давыдовой, Игорю Патлашенко, Сергею Корсунскому, Эндрю Андерсену, Виктору Мыслывцю, Сергею Молчанову, Юрию Перелю — за поддержку.


Алик Гомельский.

ПЕРВАЯ ЕВРЕЙСКАЯ ПИСАТЕЛЬНИЦА.

(из книги Алика Гомельского "История. Поиск истины")


Глюкль (Глюкель) бас Иуда Лейб родилась в Гамбурге 1645 году в (за 33 года до рождения Антонио Вивальди), в семье преуспевающего коммерсанта Иуды Иосифа Лейба и его жены Бейлы. Кроме Гликль, у пары было ещё пятеро детей, а также приёмная дочь – падчерица Иуды Лейба от первого брака. Все дети получили полноценное светское и религиозное образование. Евреи Гамбурга вообще были очень ориентированы на светскую европейскую культуру, читали газеты, ходили в оперу. Гликль - одна из первых еврейских, да и вообще женщин-писательниц. Писала она на идиш и является автором мемуаров.

Сочинения Гликль важны для историков как единственный еврейский текст о том периоде, да ещё и написанный женщиной. В её мемуарах содержатся очень интересные сведения о жизни евреев на рубеже 17 и 18 веков в Гамбурге, Альтоне, Хамельне, Ханновере, Меце, Берлине и Амстердаме.
В целом Гликль работала над своей книгой 32 года.

Выйдя замуж в 14 лет она стала не только матерью 12 детей, но и была равноправном партнёром в бизнесе мужа, в основном связанном с торговлей драгоценностями. Ни одно решение Хаим Хамельн не принимал, не посоветовавшись с женой, и даже умирая, отказался назначать душеприказчика, потому что: «Гликль всё знает».
Лекарством от печали для Гликль стала не только книга, но и её разносторонний бизнес. Именно в годы вдовства развернулся коммерческий талант Гликль.
Удивительным было уже то, что, овдовев, многодетная мать смогла выстоять и не погубить семейный бизнес под давлением кредиторов.

«Она завела в Гамбурге мастерскую по изготовлению чулок и сбывала их где только могла; она ввозила товары из Голландии и торговала ими в своем магазине наряду с местными; она ездила на ярмарки в Брауншвейг, Лейпциг и другие города, она давала ссуды и оплачивала векселя по всей Европе».

Более подробно о Гликль (Glückel von Hameln) можно прочесть здесь: http://thejizn.com/.../evrejka-iz-proshlogo-gljukel-fon.../








ТРАГЕДИЯ ВАРШАВСКОГО ГЕТТО

22.07.1942 — НАЧАЛO «GROSSAKTION WARSCHAU» — ДЕПОРТАЦИИ В КОНЦЛАГЕРЯ УЗНИКОВ ВАРШАВСКОГО ГЕТТО



(из книги Алика Гомельского "История. Невыученные уроки")


ПО СТЕЧЕНИЮ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ (жизнь порой делает такие кульбиты, что самая нелепая выдумка писателя выглядит истинной правдой!) 22 ИЮЛЯ ТАКЖЕ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ВЫДАЮЩЕГОСЯ ВРАЧА, ПЕДАГОГА, ПИСАТЕЛЯ, ДА И ПРОСТО ГЕРОЯ — Януша Корчака — УЗНИКА ЭТОГО САМОГО ГЕТТО. Во время оккупации только под прямой угрозой расстрела он снял свой мундир майора Войска Польского и надел цивильный костюм. У пана Доктора было множество возможностей бежать из гетто, но он не оставил «своих» детей из «Дома сирот» и пошёл с ними до конца — в газовую камеру Треблинки...

Януш Корчак (настоящее имя — Хенрик Гольдшмидт) родился в еврейской семье в Варшаве в 1878 году. Дед Корчака, врач Хирш Гольдшмидт, сотрудничал с газетой «ХаМаггид». С пятого класса гимназии Хенрик стал подрабатывать репетиторством. В 1898 году он поступил на медицинский факультет Варшавского университета и в этом же году для литературных работ взял себе псевдоним «Януш Корчак», а летом следующего года посетил Швейцарию, чтобы поближе познакомиться с педагогической деятельностью Песталоцци.
В качестве военврача участвовал в трех войнах: Русско-Японской (1904–1905), Первой мировой (1914–1918), Советско-Польской (1919–1920). Пану Доктору отказали из-за возраста, когда он хотел пойти добровольцем на Вторую мировую войну.

В 1911 году Я. Корчак основывает «Дом сирот» для еврейских детей в доме 92 на улице Крохмальной в Варшаве, которым руководил (с перерывом в 1914–1918 гг.) до конца жизни. После окончания Первой мировой работал врачом в приютах для украинских детей в Киеве, где написал книгу «Как любить ребёнка».

С приходом Гитлера к власти в Германии в Я. Корчаке пробудилось еврейское самосознание. Он стал польским несионистским представителем в Еврейском агентстве. В 1934 и 1936 годах он посетил подмандатную Палестину, где встретил многих бывших своих воспитанников. В 1937 г. он писал: «…Приблизительно в мае еду в Эрец. И именно на год в Иерусалим. Я должен изучить язык, а там — поеду, куда позовут… Самое трудное было решение. Я хочу уже сегодня сидеть в маленькой тёмной комнате с Библией, учебником, словарем иврита… Там самый последний не плюнет в лицо самому лучшему только за то, что он еврей…».

После оккупации Польши немцами в 1939 году Я. Корчак продолжал ходить по Варшаве в своем мундире офицера польской армии и говорил: «Что касается меня, то нет никакой немецкой оккупации. Я горд быть польским офицером и буду ходить, как хочу».

В 1940 году вместе с воспитанниками «Дома сирот» был перемещён в Варшавское гетто. В этот период Я. Корчак был арестован и несколько месяцев провёл в тюрьме. Был освобождён по ходатайству провокатора А. Ганцвайха (сын раввина, бывший глава организации «Хашомер Хацаир», провокатор и агент Гестапо), который таким образом хотел заработать авторитет в гетто.

Сам Я. Корчак был скептически настроен по отношению к коммунистическим идеям. Он сказал однажды: «Я уважаю эту идею, но это как чистая дождевая вода. Когда она проливается на землю, то загрязняется… При революциях, как и всегда, выигрывают ловкие и хитрые, тогда как наивные и легковерные остаются ни с чем, а революционные программы — это комбинация безумия, насилия и дерзости, связанной с неуважением к человеческому достоинству».

В гетто Я. Корчак отдавал все силы заботе о детях, героически добывая для них пищу, одежду и медикаменты. Воспитанники Я. Корчака изучали иврит и основы иудаизма. За несколько недель до праздника Песах в 1942 году Корчак провёл тайную церемонию на еврейском кладбище: держа Пятикнижие в руках, взял с детей клятву быть хорошими евреями и честными людьми.
«Большая акция» продолжалась с 22 июля до 21 сентября — точно от Девятого Ава до Йом Кипура. За это время было депортировано или убито от 250 до 400 тысяч евреев. В среду, 5 августа 1942-го, пришла очередь детского приюта Януша Корчака...
Когда на заполненном массой избиваемых людей умшлагплаце появились в полном порядке, по четыре в ряд (так распорядились немцы), двести умытых и аккуратно причесанных воспитанников детского дома, одетых в свою лучшую одежду (у каждого был синий ранец и любимая книжка или игрушка), Я. Корчак шагал впереди (он был в офицерских высоких сапогах, при ремне, без головного убора, держа за руку ребенка; за ним следовали жена, воспитатели, медицинские сестры), то немцы, дошедшие до неистовства, кричавшие, хлеставшие бичами и стрелявшие, опешили и остановились. Еврейская полиция невольно встала по стойке «смирно», немцы спрашивали, что происходит. В Юденрате тем временем поднялся переполох, звонили в разные немецкие инстанции, добиваясь освобождения пана Доктора. Немецкие власти не возражали: когда дело касалось тысяч и миллионов, убийство одного человека можно было и отложить. Но Корчак отказался воспользоваться этим «благодеянием» и предпочел разделить судьбу своих воспитанников.

Вы спросите, а как же восстание? Почему оно не началось летом 1942-го, чтобы предотвратить «Большую акцию»? …О планирующейся акции польское подполье сообщило ZZW в конце весны 1942-го: «...немцы планируют в конце июля массовую депортацию евреев. Это будет началом полной ликвидации гетто. Наши возможности не позволяют в такой короткий срок вывезти и укрыть значительное количество людей за пределами гетто. Принимайте любые меры, которые сочтёте необходимыми…».
Обладая сведениями такой важности, руководители ZZW Давид-Мордехай Аппельбаум и Павел Френкель встретились с председателем Юдерата Адамом Черняковым. Выслушав их сообщение о планах нацистов, потрясённый Черняков отказался поверить в этот ужас. С настойчивостью, достойной лучшего применения, он предпринял неоднократные попытки узнать у оккупационной администрации их планы относительно гетто. Немцы, раздосадованные утечкой информации, для того чтобы подавить панику, провели дезинформационную агитацию Чернякова. Пан председатель схватился за спасительную ложь, официально уведомив жителей гетто в июне 1942-го, что никакой депортации не ожидается. Такое поведение Чернякова возмутило Д.-М. Аппельбаума, и он созвал срочное совещание актива ZZW в конце июня 1942-го.
Пробравшиеся в гетто Хенрик и Вацлав Иваньские (оба потом станут Праведниками Народов Мира) подтвердили страшную новость и указали, что немцы планируют усыпить бдительность обитателей гетто, а затем резкой силовой акцией деморализовать евреев, для того чтобы легче произвести массовую депортацию в лагеря смерти.
Мнения присутствовавших разделились. Часть требовала немедленного вооружённого выступления, другие пытались их урезонить. Оказалось, что мнение Д.-М. Аппельбаума станет решающим. Как самый опытный и старший по званию среди присутствовавших (не считая Хенрика), он был готов сражаться, но… помимо бойцов ZZW, в гетто находились сотни тысяч людей, и Д.-М. Аппельбаум решил провести расширенное заседание, пригласив влиятельных членов Юденрата и раввинов. Он непременно хотел узнать мнение большинства…
На первой неделе июля 1942-го в доме Леона Урбаха (недалеко от угла Кармелитской) состоялось это совещание. С «арийской» стороны прибыли братья Иваньские и Владислав Зарски-Зайдлер; от Юденрата были председатель Черняков и его зам Лихтенбаум; от ZZW — Леон Родаль, Ханох Федербуш, Хенрик Лифшиц, Давид-Мордехай Аппельбаум, Хаим Лопата, Кальман Мендельсон, Йегуда Белоскора, Леон Вайншток; от общественности — адвокат Шульман, доктора: Лунарский, Голдфарб и Темерсон, двое раввинов и другие. С докладами выступили капитаны Аппельбаум и Иваньский.
К сожалению, присутствующие в большинстве своём не могли и не хотели верить жуткому сообщению. Они выдвигали (нередко придумывая на ходу) всевозможные возражения насчет невероятности (или лживости) новостей и сомнения в разумности вооружённого отпора. Они цитировали Библию и пытались в очередной раз спрятать «голову в песок», надеясь, что и в этот раз всё как-нибудь обойдётся...

Так и не добившись консенсуса и потеряв много времени, ZZW не был готов дать отпор нацистам вовремя. Так что к началу акции оружие осталось в хранилищах, а бойцы частично в бункерах, час-тично — на «арийской стороне», а часть, к прискорбию, попала в число депортированных или погибших в самом гетто в это жуткое время…



ЛИТЕРАТУРА:
Александр Свищёв. «Мифы и действительность (Правда о восстании в Варшавском гетто)».



Хенрик Гольдшмидт (Януш Корчак).


Памятник Я.Корчаку.


Поминальный камень.








Дети Варшавского гетто.







Адам Черняков — глава Юденрата.



Полиция Юденрата.


Депортация евреев.